среда, 6 апреля 2011 г.

Полёт / Udаan (2010)


   Исключенный из школы-интерната после проведенных там восьми лет, Рохан вынужден вернуться в промышленный город Джамшедпур, где ему приходится жить с деспотичным отцом и младшим братом, о существовании которого он даже не подозревал. Вынужденный работать на фабрике отца и обучаться инженерному делу, он пытается, несмотря ни на что, следовать собственному пути и осуществить давнюю мечту - стать писателем. 
    Казалось бы, чего проще, проблема обозначена: папашка - деспот, тиран, самодур и сын, талант которого очевиден и признается всеми, кроме отца. Но ни один, даже самый профессионально написанный отзыв, не в состоянии передать всей гаммы чувств, эмоций и глубины трагедии, развернувшейся на экране. Кто менее прав, кто более виноват в этом извечном споре отцов и детей? К главному герою Рохану, думающему и чувствительному семнадцатилетнему подростку, начинаешь испытывать симпатии с самых первых минут. После смерти матери он был отдан в школу-пансионат и за восемь лет ни разу не видел ни отца, ни каких-либо других родственников (кстати, возникает вопрос - а почему они-то все его игнорировали?). Исключение - вот логичный конец после череды ежегодных дисциплинарных залетов с группой таких же обалдуев. Немая сцена встречи с отцом, котрому чужды проявления каких-либо чувств, кроме гнева и немотивированной (или скорее неконтролируемой) жестокости. Дома новый удар - шестилетний братишка от второго брака отца. Планы Рохана о дальнейшем образовании на литераторской стезе пресекаются на корню отцом. "Мой дом - мои правила. И пока ты ешь мой кусок хлеба, ты будешь следовать моим правилам". Что в общем-то вполне логично. С точки зрения отца. Литераторство - вещь ненадежная в плане добывания хлеба насущного, талант сомнителен, все творческие личности слабаки и заканчивают плохо. Другое дело - твердая опора в виде инженерной должности, а впоследствии, и помощника отца на его металлургическом заводе. Вся жизнь по расписанию: упал - отжался в буквальном смысле, от звонка до звонка потрудился, вечером небольшой релакс с бокалом виски. Всё остальное дурь и блажь. У отца уже давно синица в руках. Но как вписаться в эти рамки мальчишке, грезящему о журавле в небе, как сломать самому себе крылья? Отсюда - бунт, глупый, нелепый, драки, попойки.
  Очень сильная линия младшего брата Арджуна, ставшего заложником отцовской системы воспитания криками и побоями. Этакий кнут, в отсутствии пряника. Детям даже запрещено называть отца отцом. Только "сэр", как обращение к старшему по социальной лестнице. Чего в этом больше? Реальной злости к детям, как к недоразумению, мешающему ему жить или же страх раскрыться, обнажить свои чувства, страх стать уязвимым? Сложно сказать... Во время просмотра я тщательно искала хоть малейшую зацепку не для оправдания поведения отца, нет, а для понимания мотивов его поведения. И гораздо раньше, чем было сказано его же братом, в голове звучал вопрос: "Эй, мужик! Остановись! Что с тобой не так?". Физически крепкий и выносливый мужчина, не лишенный привлекательности, владелец собственного бизнеса. Чего тебе не хватает в жизни, почему тебе претит сама мысль о том, что кто-то может быть просто счастливым? Что случилось с тобой, что тебя сделало таким? Ведь он же не конченный негодяй. Он оплачивал все восемь лет обучения Рохана, как по ходу выясняется в одной из самых престижных школ Индии. Он оставил у себя Арджуна после неудачного брака, а не скинул с глаз долой с нерадивой мамашкой. Даже можно преположить, что и с матерью Рохана он был счастлив, судя по её фотографиям в семейном альбоме. У угнетенных и забитых мужем-тираном не бывает просто таких открытых и счастливых улыбок... Да и сантиментам он сам не чужд. Достаточно вспомнить рассказ о том, как он приезжал в школу к Рохану, но не осмелился подойти. Точно так же было видно его удивление, когда Рохан читал свои стихи. Но нет, любое проявление заботы - это слабость - это нарушение его собственных правил. Он просто не умел любить.
  Однако, как мы знаем, правильно перечеркнутый минус всегда дает плюс. И ежедневная отцовская муштра сделала свое дело. Рохан выиграл возможно самый главный спринт в своей жизни. Но впереди его ждет марафон. Длиною в жизнь. Беги, Рохан, беги!
   В многочисленных интервью режиссер фильма Викрамадитья Мотване упоминал, что отчасти этот фильм биографичен, отчасти списан с друзей и знакомых. Не знаю, какая именно часть и в каком объеме принадлежит ему самому, но то, что картина выстрадана, не вызывает ни малейшего сомнения. Ни тени фальши, ни грамма глянца. Жизнь, просто такая жизнь.
 Один из фильмов, про которые я могу сказать - выбил на время из колеи.